Устройства британских изобретателей

0 Comments

В Бристольской лаборатории разработаны несколько необычные роботы. Они ловят мух и мышей, утилизируя их тут же. «Переваривая» насекомых, работают настенные часы, а кофейный столик занимается ловлей мышей и их «поеданием». Плотоядные роботы сделаны британскими дизайнерами в 2009 году. Изобретатели Аугер с Луазо технари, и подобной робототехникой занимаются с фантазией. Придумали очки для мышей, но необычные, а ночного видения.

Конструкция часов, ловящих мух, проста. Попадая на липкую ленту, крутящуюся на двух бобинах (подобно магнитофонному механизму), насекомые с нее срезаются ножом в емкость. В ней происходит разложение мух бактериями. Генерируется электроэнергия от этого, идущая на вращение барабанов и питание часового механизма.

Торшер работает, заманивая насекомых ультрафиолетовым излучением. Они на «манок» прилетают и попадают в ловушку. Тоже оказываются в микробном топливном элементе, работающим как источник тока, заряжающий аккумулятор. От него электроэнергия поступает на ультрафиолетовые светодиоды.

Придуманный изобретателями специальный робот-мухолов имеет набор стержней. Пауки на них плетут сети для ловли насекомых. Муха, влетая в паутину, через десяток минут перестает шевелиться. Ее вытаскивает оттуда манипулятор, управляемый видеокамерой, и кидает в топливный элемент, где начинают работу бактерии. Они разлагают органику, от этого вырабатывается электрический ток. Пауки остаются голодными. О них «изобретатели» не подумали.

Столик ловит мышей в свою ножку. В ней проделан ход. Любопытные грызуны забираются туда, добираясь до столешницы, где и попадают в мышеловку — тот же «механизм», ждущий биотопливо. Выход закрывается диафрагмой, и плоть мышки идёт на выработку электроэнергии.

Все вышеперечисленные роботы — развлекательные машинки и сделаны с фантазией. Изобретатели считают, что с гибелью человеческой цивилизации их творения продолжат существование, пока на Земле будут насекомые с мышами. Пригодится «хищная мебель» и в быту, пока жив человек.

Фантазия наша беспредельна и простирается от начала мира до его конца.